Ассоциацией устойчивого развития промышленности выявлены коррупциогенные факторы в проекте приказа Минпромторга России «Об утверждении положения о проведении конкурсного отбора совместных проектов участников промышленных кластеров»

27

П.17 Проекта содержит в себе коррупциогенный фактор, предусмотренный подпунктом «ж» пункта 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов (отсутствие или неполнота административных процедур), так как в предлагаемой редакции п.17 Проекта отсутствует чёткая регламентация критериев, дающих основание сделать вывод о наличии возможности возникновения кон-фликта интересов. Формулировка п.17 Проекта не позволяет сделать вывод, на основании ка-ких критериев определяется наличие или отсутствие возможности возникновения конфликта интересов.

Пп. «г» п.18 Проекта содержит в себе коррупциогенный фактор, предусмотренный под-пунктом «и» пункта 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов (нормативные коллизии), так как Комиссия, являясь на основании п.2 Проекта совещательным органом, не может быть работодателем членов Комиссии. Соответственно, полномочиями по определению порядка направления уведомления о наличии личной заинтересованности, которая приводит или может при-вести к возникновению у членов Комиссии конфликта интересов при принятии решения в рамках заседания Комиссии, обладает не Комиссия, а непосредственный работодатель члена Комиссии. Работодатели членов Комиссии могут различаться, и, следовательно, иметь свой собственный порядок направления уведомления о наличии конфликта интересов, или не иметь таковой – это ставит членов Комиссии в неравные условия.

Пп. «д» п.18 Проекта содержит в себе коррупциогенный фактор, предусмотренный под-пунктом «и» пункта 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов (нормативные коллизии), так как Комиссия, являясь на основании п.2 Проекта совещательным органом, не может быть работодателем членов Комиссии. Соответственно, полномочиями по дальнейшему рассмотрению со-ответствующих уведомлений и проведения проверки возникновения личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, обладает не Комиссия, а непосредственный работодатель члена Комиссии. Работодатели членов Комиссии могут различаться, и, следовательно, иметь свой собственный порядок по дальнейшему рассмотрению соответствующего уведомления и проведения проверки возникновения личной заинтересованности, или не иметь таковой – это ставит членов Комиссии в неравные условия.

Пп. «и» п.18 Проекта содержит в себе коррупциогенный фактор, предусмотренный под-пунктом «и» пункта 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов (нормативные коллизии), так как Комиссия, являясь на основании п.2 Проекта совещательным органом, не может быть работодателем членов Комиссии, а на основании ст.193 ТК РФ именно работодатель обладает полномочиями по применению дисциплинарных взысканий. Работодатели членов Комиссии могут различаться, и, следовательно, иметь свой собственное видение по применению дисциплинарных взысканий к членам Комиссии за один и тот же дисциплинарный проступок, что ставит членов Комиссии в неравные условия.

Абз. 4 п.24 Проекта содержит в себе коррупциогенный фактор, предусмотренный подпунктом «ж» пункта 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов (отсутствие или неполнота административных процедур), так как в предлагаемой редакции абзаца 4 п.24 Проекта отсутствует регуляция полномочий заместителя председателя Комиссии в области порядка голосования. Формулировка документа не позволяет сделать вывод о наличии у заместителя председателя Комиссии права решающего голоса в случае равенства числа голосов на заседании Комиссии.

Абз. 3 п.26 Проекта содержит в себе коррупциогенный фактор, предусмотренный подпунктом «ж» пункта 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов (отсутствие или неполнота административных процедур), так как в предлагаемой редакции абзаца 3 п.26 Проекта отсутствует регуляция полномочий заместителя Председателя Комиссии в области порядка заочного голосования Комиссии. Формулировка документа не позволяет сделать вывод о наличии у заместителя председателя Комиссии права решающего голоса в случае равенства числа голосов членов Ко-миссии, принявших участие в заочном голосовании.

В целях устранения выявленных коррупциогенных факторов предлагается:

В п.17 Проекта указать чёткие критерии, на основании которых будет проводиться отбор членов Комиссии.

В пп. «г» п.18 Проекта утвердить собственный порядок (порядок Комиссии) направления членами Комиссии уведомления о наличии личной заинтересованности, которая приводит или может привести к возникновению у членов Комиссии конфликта интересов при принятии ре-шения в рамках заседания Комиссии.

В пп. «д» п.18 Проекта утвердить собственный порядок (порядок Комиссии) по дальнейшему рассмотрению соответствующего уведомления и проведения проверки возникновения личной возникновения личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов членов Комиссии.

В пп. «и» п.18 Проекта изложить в следующей редакции: «и) непринятие мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, равно как и неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, связанных с непосредственным участием в деятельности Комиссии в качестве ее члена, влечет применение к члену Комиссии мер ответственности согласно нормам действующего законодательства Российской Федерации.».

В абз. 4 п.24 Проекта указать, что в случае отсутствия председателя Комиссии на заседании Комиссии право решающего голоса переходит заместителю председателя Комиссии.

В абз. 3 п.26 Проекта указать, что в случае отсутствия председателя Комиссии на заочном за-седании Комиссии право решающего голоса переходит заместителю председателя Комиссии.